Арбитражный центр при АНО «Правосудие»
(правопреемник Федерального Арбитражного Третейского Суда Города Москвы)

Правовое заключение к проекту закона о Третейских Судах

ЗАкон о третейских судах заключение

Федеральный Арбитражный Третейский суд города Москвы в ходе разработки федерального закона Об арбитраже (третейском разбирательстве) в Российской Федерации вносил свои правки и предложения в проект закона. Представляем заключения правового управления Государственной Думы РФ по проекту федерального закона «Об арбитраже (третейском разбирательстве) в Российской Федерации» с учетом внесенных предложений.

Согласно предлагаемому определению понятия «прямое соглашение» им является «соглашение, которое заключено сторонами в случаях, предусмотренных частью 4 статьи 11, частью 3 статьи 13, частью 1 статьи 14, частью 3 статьи 16, частью 1 статьи 27, статьей 40, частью 1 статьи 47 настоящего Федерального закона и имеет приоритет по отношению к правилам арбитража», однако в указанных выше положениях, на которые содержится ссылка в данном определении, не решаются вопросы о приоритете прямого соглашения над правилами арбитража. При этом следует иметь в виду, что упомянутые в указанных положениях прямые соглашения сами относятся к правилам арбитража (см. предлагаемое определение понятия «правила арбитража»). Также обращаем внимание, что ни в указанной выше формулировке, ни в указанных выше положениях, на которые содержится ссылка, не имеется указаний о том, в какой форме должны заключаться прямые соглашения.

В предлагаемом определении понятия «электронный документ, передаваемый по каналам связи» отмечаем, что в качестве такого документа может рассматриваться не любая, а только документированная информация, и вряд ли указанным понятием может охватываться информация, которая подготовлена или хранится с помощью электронных, магнитных, оптических или аналогичных средств, но при этом не была отправлена или получена при помощи сетей связи.

Положение части 1 статьи 3 проекта, согласно которому «документы и иные материалы направляются сторонам в согласованном ими порядке», не применимо к корреспонденции, направляемой сторонам судом судебной системы Российской Федерации или постоянно действующим арбитражным учреждением, поскольку заключенные между сторонами соглашения на них не распространяются.

Нуждается в дополнительном обсуждении возможность применения ко всем спорам о признании договора незаключенным или недействительным арбитражной оговорки, содержащейся в таком договоре (часть 11 статьи 7 проекта).

В пункте 1 части 3 статьи 11 проекта полагаем необходимым уточнить, что в предусмотренном данным положением случае компетентный суд назначает лишь одного соответствующего арбитра, которого не удалось назначить стороне или арбитрам, а не весь состав арбитров. Также обращаем внимание на неправильную взаимосвязь абзаца первого части 6 и части 7 данной статьи.

Относительно положения части 2 статьи 12 проекта полагаем, что если арбитр не соответствует требованиям федерального закона, сторона должна иметь возможность заявить ему отвод и после того, как избрала (назначила) или участвовала в его избрании (назначении), будучи осведомленной о таком его несоответствии, поскольку в противном случае процедура арбитража и принятое таким арбитром арбитражное решение в любом случае будут нелегитимны.

Положения статьи 15 проекта требуют согласования с положениями части 1 статьи 14 проекта, в которых предусмотрен более узкий перечень оснований для прекращения полномочий арбитра, а также возможность применения иного порядка замены (назначения) нового арбитра.

Применительно к части 3 статьи 21 проекта полагаем целесообразным рассмотреть вопрос о распространении свидетельского иммунитета также на должностных лиц и сотрудников постоянно действующего арбитражного учреждения (см. часть 2 данной статьи).

Положения частей 5 и 6 статьи 22 проекта требуют внутреннего согласования по вопросу о порядке распределения третейским судом между сторонами расходов, связанных с разрешением спора в третейском суде (см. также пункт 10 части 4 и пункт 3 части 5 статьи 45 проекта).

В части 1 статьи 33 проекта полагаем необходимым уточнить, вправе ли третейский суд не принимать арбитражное решение на согласованных сторонами условиях, если считает их по какой-либо причине неприемлемыми.

Поскольку в первом предложении части 1 статьи 34 проекта содержится требование о подписании арбитражного решения единоличным арбитром или арбитрами, в том числе арбитром, имеющим особое мнение (прилагаемое к арбитражному решению), нуждается в уточнении значение третьего предложения данной части о том, что при арбитраже, осуществляемом коллегией арбитров, достаточно наличия подписей большинства членов третейского суда при условии указания причины отсутствия других подписей,    в частности, могут ли отдельные арбитры не присутствовать в заседании третейского суда.

В части 6 статьи 37 проекта, в которой предусмотрено право компетентного суда, рассматривающего заявление об отмене или о приведении в исполнение арбитражного решения, приостановить производство по делу с тем, чтобы третейский суд возобновил арбитражное разбирательство и устранил основания для отмены или отказа в принудительном исполнении арбитражного решения, следует уточнить основания и порядок принятия компетентным судом такого решения (например, путем ссылки на соответствующие положения Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации и Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, предлагаемые смежным проектом федерального закона № 788159-6 «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона «Об арбитраже (третейском разбирательстве) в Российской Федерации»). Вместе с тем отмечаем, что в указанном смежном проекте федерального закона основания и порядок принятия компетентным судом решения о приостановлении производства по делу о приведении в исполнение арбитражного решения в указанных выше целях также не предусмотрены       (см. часть 8 предлагаемой редакции статьи 238 АПК РФ, часть 8 предлагаемой редакции статьи 425 ГПК РФ).

Применительно к положению части 7 статьи 37 проекта обращаем внимание, что не все положения части 2 статьи 34 применимы к принятию третейским судом решения об исправлении или разъяснении арбитражного решения или о принятии дополнительного арбитражного решения, например,     в части указания в резолютивной части решения суммы расходов, связанных с разрешение спора в третейском суде, и их распределения между сторонами.

В части 9 статьи 44 проекта целесообразно уточнить, что понимается под «осуществлением иностранным арбитражным учреждением функций постоянно действующего арбитражного учреждения на территории Российской Федерации», в частности, имеется ли в виду, что иностранное арбитражное учреждение должно иметь в Российской Федерации структурное подразделение (отделение, филиал или представительство).

Согласно формулировке пункта 2 части 2 статьи 45 проекта в случае, если стороны в арбитражном соглашении не указали иное, к администрированию их спора применяются наиболее применимые правила постоянно действующего арбитражного учреждения, в связи с чем неясно, правила какого постоянно действующего арбитражного учреждения должны применяться в данном случае. Вместе с тем данное положение следует соотнести с положениями статьи 19 проекта, согласно которым в отсутствие соглашения сторон о процедуре арбитража третейский суд может с соблюдением положений настоящего Федерального закона осуществлять арбитраж таким образом, какой он сочтет надлежащим, в том числе в отношении определения допустимости, относимости и значения любого доказательства.

Положения пунктов 6 и 10 части 4 и пункта 3 части 5 статьи 45 проекта требуют внутреннего согласования по вопросу о том, где должен быть закреплен порядок распределения между сторонами расходов, связанных с арбитражем.

Положение пункта 4 части 8 статьи 45 проекта, предусматривающее право каждого участника юридического лица присоединиться к арбитражу корпоративного спора на любом его этапе при условии, что он становится участником (стороной) арбитража, не согласуется с положениями пунктов 5 и 6 данной части, из содержания которых следует, что такие присоединившиеся лица не обладают в полной мере правами стороны. В связи с этим правовой статус присоединившихся лиц требует уточнения, в частности, принадлежит ли указанное право на присоединение к арбитражу на стороне истца или ответчика всем без исключения участникам юридического лица, независимо от наличия у них соответствующего права требования или обязательства, должны ли все присоединившиеся лица нести арбитражные расходы на равных началах с первоначальными сторонами арбитража и т.д. Данное замечание относится и к предлагаемому определению понятия «стороны арбитража», в котором лица, присоединившиеся к арбитражу корпоративных споров в качестве их участников в предусмотренных проектом случаях, рассматриваются как стороны арбитража.

Полагаем, что в пункте 3 части 2 статьи 46 следует указывать не только лицо, к компетенции которого относится решение вопросов, связанных с назначением, отводом или прекращением полномочий арбитров, но и другие лица, входящие в состав органов управления постоянно действующего арбитражного учреждения, в том числе уполномоченные решать иные вопросы, касающиеся осуществления арбитража (см. часть 2 статьи 17, пункт 2 части 2 статьи 45 проекта).

В части 4 статьи 46 проекта необходимо уточнить, какие правовые последствия может повлечь за собой нарушение предусмотренного частью 2 данной статьи правила о запрете администрирования постоянно действующим арбитражным учреждением арбитража, в котором в качестве стороны выступают перечисленные в части 2 лица.

В части 2 статьи 48 проекта следует уточнить последствия неисполнения некоммерческой организацией предусмотренного в данной части предписания уполномоченного федерального органа исполнительной власти об устранении допущенного нарушения в установленный срок.

Согласно положению статьи 51 проекта арбитр не несет гражданско-правовой ответственности перед сторонами арбитража, а также постоянно действующим арбитражным учреждением в связи с неисполнением или ненадлежащим исполнением функций арбитра и в связи с арбитражем, за исключением ответственности в рамках гражданского иска по уголовному делу. Данное положение нуждается в дополнительном обсуждении, поскольку арбитр, как представляется, должен вернуть полученный гонорар в случае отказа от исполнения своих обязанностей.

Согласно части 1 статьи 52 проекта на иностранные арбитражные учреждения, получившие разрешение на осуществление функций постоянно действующего арбитражного учреждения, не распространяются положения главы 9 проекта, за исключением прямо указанных положений, в том числе части 9 статьи 45. Поскольку в части 9 статьи 45 содержится требование о необходимости соблюдения в правилах постоянно действующего арбитражного учреждения «положений настоящего Федерального закона», неясно должны ли в правилах иностранного арбитражного учреждения соблюдаться положения главы 9 проекта.

Обращаем внимание, что положение части 8 статьи 52 проекта является излишним при наличии положения части 7 данной статьи. Соответственно, в части 10 статьи 52 следует дать ссылку не на часть 8, а на часть 7 данной статьи.

Замечания юридико-технического и лингвостилистического характера переданы в Комитет в рабочем порядке.